Как было раньше? Нередко стороны начинают переговоры об урегулировании задолженности и иных споров уже на стадии рассмотрения спора в суде. При этом законодательство не содержало правил проведения таких переговоров и гарантий прав сторон таких переговоров, так что одна из сторон спора могла, например, использовать переговоры для затягивания дела и вывода активов, для получения конфиденциальной информации от другой стороны, с целью получения признания задолженности или иного нарушения от другой стороны, и т.п.

Что изменилось? 31 октября 2019 года Постановлением № 41 Пленума Верховного Суда утвержден Регламент проведения судебного примирения, который устанавливает общие правила примирительных процедур во время рассмотрения дела в суде. Важной новацией является введение института «судебного примирителя», которым может являться судья в отставке, включенный в списки примирителей. Такой примиритель выслушивает стороны, оценивает их доказательства и, на основании своего опыта, подсказывает сторонам оптимальный способ мирного урегулирования спора. Регламент также устанавливает важные гарантии прав сторон примирительной процедуры, в частности конфиденциальность полученной информации и запрет ее разглашения, включая последующее использование в судебном споре.

Что это значит для Вас? Судебный спор нередко влечет затруднение или прекращение деловых отношений между контрагентами и, если спор не удается урегулировать мировым соглашением, одна из сторон спора остается, как правило, недовольной решением суда в пользу другой стороны, считая его предвзятым или несправедливым. Обращение к судебному примирителю возможно на любой стадии процесса и позволяет каждой из сторон изложить свое видение конфликтной ситуации профессиональному судье в отставке и получить от него независимую оценку тех условий, при которых конфликт может быть урегулирован. Примиритель участвует в организации переговоров сторон, помогает наладить обмен процессуальными документами и может значительно облегчить достижение мирового соглашения.

Как было раньше? Ранее, до вступления в силу Федерального закона от 28 ноября 2018 г. № 451-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», интересы стороны в гражданском или арбитражном процессе могло представлять любое лицо на основании доверенности.

Что изменилось? С 1 октября 2019 года судебное представительство допускается только через адвокатов или через лиц, имеющих высшее юридическое образование. На практике это означает, что теперь суды допускают представителей в судебный процесс только при предъявлении либо адвокатского удостоверения, либо диплома. Бухгалтеры, менеджеры и иные лица, которые ранее могли участвовать в процессе по доверенности от компании, теперь не допускаются, если у них нет высшего юридического образования. Даже если в штате компании есть юрист, у которого нет полного юридического образования (диплом бакалавра), он не будет допущен в процесс. В переходные положения включена оговорка: если представитель до вступления закона в силу участвовал в процессе, то он имеет право довести дело до конца.

Что это означает для Вас? Судебная реформа в части изменения правил судебного представительства направлена на то, чтобы допускать к процессу только профессиональных юристов. По умолчанию, в качестве таковых рассматриваются адвокаты. Закон также допускает представительство через лиц с дипломами о юридическом образовании, но, если Вы решите послать на процесс такое лицо как представителя, рекомендуем проверить его диплом (какая специальность в нем указана и проч.).

Как было раньше? Положения статьи 147 Федерального закона от 27 ноября 2010 года № 311-ФЗ «О таможенном регулировании в Российской Федерации» трактовались таким образом, что таможенный орган не мог проводить таможенный контроль в течение 30 дней за пределами трёхлетнего срока возврата излишне уплаченных таможенных платежей. Согласно придаваемому таможенными органами смыслу, это положение закона толковалось как уменьшающее трехлетний срок для обращения на время проведения таможенного контроля на 30 дней.

Что изменилось? Верховный Суд пришел к выводу о том, что истечение срока проведения таможенного контроля, начатого после выпуска товаров, не установлено таможенным законодательством в качестве основания для отказа в принятии решения о возврате излишне уплаченных таможенных платежей и не должно приводить к наступлению неблагоприятных последствий для декларанта, обратившегося в таможенный орган с соблюдением трёхлетнего срока. Закон не устанавливает обязанности обращаться в таможенный орган заблаговременно, за 30 дней до истечения срока, а ограничительное толкование закона в пользу таможенных органов необоснованно ограничивает законное право плательщика на возврат суммы переплаты.

Что это значит для Вас? Таможня не сможет отказать в возврате излишне уплаченных таможенных платежей при внесении изменений в декларации на товары на основании истечения срока проведения таможенного контроля, если заявление было подано в течение трех лет с момента уплаты данных таможенных платежей.

Как было раньше? Прежняя редакция статьи 19 Федерального закона «О валютном регулировании и валютном контроле» не учитывала особенности расчетов при помощи переводных аккредитивов. Переводной аккредитив предполагает, что банк, в котором нерезидентом открыт аккредитив, может перевести часть суммы контракта, равную стоимости экспортируемого товара, непосредственно на счет производителя товара, а на счет экспортера-посредника переводит только сумму его комиссионного вознаграждения. Из-за этого некоторые российские экспортеры, выступая посредниками между производителями экспортной продукции и ее покупателями, формально допускали нарушения валютного законодательства и привлекались к административной ответственности, получая на свои банковские счета не полную стоимость товара, а лишь причитающееся им комиссионное вознаграждение.

Что изменилось? Федеральным законом от 16 октября 2019 года № 341-ФЗ «О внесении изменений в статьи 19 и 23 Федерального закона «О валютном регулировании и валютном контроле» в части осуществления валютных операций между резидентами и нерезидентами с использованием переводных (трансферабельных) аккредитивов» разрешено использование переводных аккредитивов при осуществлении валютных операций. При такой схеме резидент считается исполнившим обязанность по получению выручки по внешнеторговому контракту, если он обеспечил получение от иностранного банка, в котором нерезидентом был открыт аккредитив, или от уполномоченного российского банка, денежных средств на свой банковский счет или на счет второго получателя средств.

Что это значит для Вас? Внесенные изменения позволят участникам внешнеэкономической деятельности производить расчеты при помощи переводного аккредитива без риска привлечения к административной ответственности за неполучение причитающейся резидентам валютной выручки на свои банковские счета.

Как было раньше? В соответствии со статьей 216 Закона «О несостоятельности (банкротстве)» последствиями принятия судом решения о признании индивидуального предпринимателя банкротом, является утрата силы государственной регистраций гражданина в качестве индивидуального предпринимателя. Такой гражданин в течение пяти лет не может снова зарегистрироваться в качестве ИП или участвовать в управлении компанией. Буквальное толкование закона позволяло делать вывод об применимости этих ограничений при любом основании, из-за которого прекратилось производство по делу, в том числе не предполагалось особого регулирования для случаев утверждения мирового соглашения.

Что изменилось? Определением Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ № 308-ЭС19-8844 от 28 октября 2019 года признано незаконным бездействие налогового органа, выразившееся в отказе в регистрации истца в качестве индивидуального предпринимателя, заключившего в рамках дела о банкротстве мировое соглашение с кредиторами. В этом деле индивидуальный предприниматель уже после признания его банкротом заключил мировое соглашение с кредитором о рассрочке, но ИФНС отказалась восстанавливать его статус по причине отсутствия в законодательстве соответствующей возможности. Суд указал на то, что положения ст. 216 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», устанавливающие пятилетний мораторий на регистрацию ИП после банкротства, должны толковаться ограничительно и не применяться к банкротствам, завершенным путем подписания мирового соглашения между должником и его кредиторами: «заключение мирового соглашения указывает на предоставление должнику возможности восстановить собственную платежеспособность, вернуть доверие кредиторов, поэтому выход из процедуры несостоятельности, сопряженный с восстановлением платежеспособности, не должен влечь таких последствий, как пятилетнее ограничение на ведение предпринимательской деятельности».

Что это значит для Вас? Своим решением Верховный Суд поставил в равное положение должников-юридических лиц и должников – индивидуальных предпринимателей, которые вправе продолжить свою деятельность после заключения мирового соглашения и прекращения производства по делу о банкротстве. Прекращение дела о банкротстве индивидуального предпринимателя заключением мирового соглашения после прекращения статуса индивидуального предпринимателя позволяет такому гражданину вновь зарегистрироваться в качестве индивидуального предпринимателя. Ограничения, установленные ст. 216 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», в таком случае не действуют.

Как было раньше? До настоящего времени вопросы заключения сделок через интернет-площадки, при помощи специальных компьютерных программ, путем использования смс-сообщений и т.п. («смарт-контракты») не были законодательно урегулированы.

Что изменилось? Законом внесены изменения в ст. 160 Гражданский кодекс РФ, в соответствии с которой к письменной форме сделки приравнивается сделка, совершенная с помощью электронных или иных технических средств. Также внесены дополнения в ст. 309 ГК РФ, в соответствии с которой исполнение обязательств может осуществляться путем применения информационных технологий без дополнительного волеизъявления сторон при наступлении определенных обстоятельств.

Что это значит для Вас? Эти законодательные изменения предоставляют возможность организациям заключать гражданско-правовые сделки в электронной форме, что обеспечивает судебную защиту при использовании указанных инструментов. Использование возможностей «смарт-контрактов» особенно может быть интересно компаниям, осуществляющим деятельность в области розничной торговли, поскольку позволит разумно минимизировать взаимодействие с клиентами, осуществляемое в бумажной форме.

Как было раньше? Законодательство не содержит разъяснения различия между предъявлением к погашению векселя, полученного через уступку права, и векселя, полученного для подтверждения заемного обязательства. Организации при осуществлении хозяйственной деятельности иногда используют свои векселя и векселя третьих лиц как средство платежа. При этом они зачастую не отражают в налоговом учете погашение векселя как налогооблагаемую операцию, рассматривая эту операцию как способ погашения заемных обязательств.

Что изменилось? Определением № 305-ЭС19-9969 Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 30 сентября 2019 года (опубликовано на сайте ВС РФ в начале октября 2019 года) по делу № А40-24375/2017 разъяснена разница в погашении векселей как способа погашения заемных обязательств и как реализации ценной бумаги. В первом случае выдача и предъявление векселя к погашению осуществляется между заемщиком и займодателем в рамках заемных отношений между ними (их правопреемниками/предшественниками), а во втором случае вексель приобретается векселедержателем как объект имущественного права и потом предъявляется для погашения имущественных обязательств векселедержателя. Во втором случае следует начислять налог на доход от операции по предъявлению векселя к погашению. В рассмотренном деле компания расплатилась за приобретение товарных знаков векселями, которые ранее были этой компанией получены безвозмездно (через правопреемство). В связи с этой операцией налоговые органы доначислили компании налог на доход от реализации ценной бумаги согласно пункту 2 ст. 280 НК РФ. Верховный Суд согласился с позицией кассационного суда, отменившего решения нижестоящих судов в пользу компании «Хейникен», оспорившей решение ИФНС, и поддержал подход налоговых органов о необходимости уплаты налога в данной ситуации.

Что это значит для Вас? Налогоплательщикам стоит оценить риски погашения векселей, которое уже состоялось или предполагается. Если через передачу векселя погашается обязательство по возврату полученного или предоставленного займа, дохода не возникает (пп. 10 п. 1 ст. 251, п. 12 ст. 270 НК РФ). Если при взаимозачете передается вексель, выданный третьим лицом, приобретенный налогоплательщиком по сделке как ценная бумага, то в налоговом учете следует отразить доход, рассчитываемый как разница между ценой приобретения векселя и стоимостью, по которой он предъявлен к погашению.

Как было раньше? Довольно часто встречаются ситуации, при которых мажоритарный участник (акционер), занимающий должность генерального директора, устанавливает самому себе необоснованно высокую заработную плату и регулярно повышает её, а другие участники не могут этому воспрепятствовать. Попытки миноритариев оспорить такие сделки в большинстве случаев заканчиваются неудачно, поскольку заявителю по такому иску очень тяжело доказать возникновение неблагоприятных последствий для компании, что является условием для признания сделки с заинтересованностью недействительной.

Что изменилось? Верховный Суд РФ по результатам рассмотрения ситуации, аналогичной описанной выше, в Определении № 305-ЭС19-8916 от 22 октября 2019 года по делу № А41-6748/2018 указал, что условием признания недействительной сделки с заинтересованностью является доказанность факта заключения сделки в ущерб интересам общества. Согласно позиции Верховного Суда, ущерб интересам хозяйственного общества имеет место, когда установление повышенной зарплаты генеральному директору не является для него разумно необходимым, совершено в интересах только самого генерального директора-мажоритарного участника, и причиняет неоправданный вред остальным участникам компании, которые не выражали согласие на совершение этой сделки. Как разъяснил суд, ущерб интересам компании следует презюмировать, если через выплату увеличенной заработной платы руководителю, который одновременно является мажоритарным участником (акционером), была распределена чистая прибыль общества только в пользу этого мажоритарного участника без согласия других участников. Бремя доказывания отсутствия вреда интересам хозяйственного общества возлагается на генерального директора.

Что это значит для Вас? Если прибыль от деятельности компании выплачивается отдельным участникам не через распределение дивидендов, а через выплату заработной платы или процентов по займам, такие действия не являются сами по себе незаконными, но только при условии, что остальные участники выражали согласие на такое распределение прибыли, например, голосовали в пользу одобрения сделки с заинтересованностью, либо если данный вопрос был урегулирован уставом или корпоративным договором.

Как было раньше? Роструд является органом государственной власти, уполномоченным на осуществление государственного надзора за соблюдением трудового законодательства. Ранее процедурные вопросы осуществления такого надзора, а также пределы компетенции Роструда регламентировались приказом Министерства труда и социальной защиты РФ № 354н, утвержденным 30 октября 2012 года.

Что изменилось? С 21 октября 2019 года начал действовать новый Регламент, утвержденный Рострудом. Документ содержит ряд изменений по сравнению с ранее действовавшим регулированием. В частности, установлен исчерпывающий перечень документов и информации, которую Роструд вправе истребовать у работодателей; систематизирован перечень прав и обязанностей как проверяемых лиц, так и должностных лиц контролирующего органа; расширен перечень оснований для отказа в удовлетворении жалобы на решение госоргана.

Что это значит для вас? В случае проведения в отношении организации проверки следует учитывать процессуальные нововведения, которые не допускают обращение параллельно в несколько юрисдикционных органов. Вышестоящий орган Роструда может отказать в рассмотрении жалобы на решение нижестоящего органа, если требование о признании такого решения незаконным находится в процессе рассмотрения судом.

Как было раньше? Действующее законодательство (пункт 6.1 статьи 78 Налогового кодекса РФ) устанавливает, что возврат суммы излишне уплаченных страховых взносов на обязательное пенсионное страхование не производится в случае, если сведения о сумме излишне уплаченных страховых взносов представлены плательщиком страховых взносов в составе сведений индивидуального учета и учтены на индивидуальных лицевых счетах застрахованных лиц. Нормы законодательства также не содержат указания на возможность зачета таких страховых взносов в счет уплаты текущих страховых взносов.

Что изменилось? Конституционный Суд РФ пришёл к выводу о неконституционности положений, запрещающих возврат излишне уплаченных страховых взносов, поскольку это необоснованно ограничивает имущественные права плательщиков взносов. При решении вопроса о возврате излишне уплаченных страховых взносов на обязательное пенсионное страхование следует исходить из недопустимости ограничения такого возврата лишь в силу самого факта учета сведений на индивидуальных лицевых счетах застрахованных лиц. При этом реализация права на возврат взносов возможна до наступления у застрахованного лица страхового случая безотносительно к тому, были суммы страховых взносов начислены по индивидуальной или солидарной части тарифа.

Что это значит для Вас? Позиция Конституционного Суда РФ распространяется как на периоды до 1 января 2017 года, так и на последующие периоды. Следует учесть, что в отношении страховых взносов возможен как возврат, так и зачет излишне уплаченных сумм. Согласно позиции Конституционного Суда РФ, зачет невозможен, если прекратились отношения плательщика страховых взносов и застрахованного лица, служащие основанием для внесения страховых взносов. Таким образом, перед увольнением работника или его выходом на пенсию рекомендуется проверить, имеется ли в отношении него переплата по страховым взносам и в случае необходимости осуществить действия по возврату или зачету переплаты.

Как было раньше? В силу приведенных в предыдущем казусе положений гражданского законодательства директор отвечает за убытки в результате заключения невыгодных для возглавляемого им общества сделок. При этом законодательство не содержит указаний на то, как определять, была ли сделка заведомо невыгодной или же директор при ее заключении шел на обоснованный экономический риск. Нередко суды в делах о взыскании убытков применяли подход, сложившийся в практике признания незаконными подозрительных сделок в предбанкротный период, который позволял оспорить сделку при наличии любых сомнений в экономической целесообразности сделки. Это приводило к автоматическому взысканию с директоров убытков за предшествующие банкротству сомнительные сделки, без учета экономического контекста спорных сделок.

Что изменилось? Верховный Суд РФ оценил в указанном Определении обстоятельства сделки, по которой руководители ООО сдали в аренду помещения медицинского центра в Москве по цене примерно 80 рублей за квадратный метр в месяц. В процессе банкротства ООО к бывшим руководителям был подан иск о возмещении убытков ООО в виде взыскании разницы между ценой сделки и средней ценой аренды коммерческих помещений в Москве. Нижестоящие суды удовлетворили иск, сославшись на баланс вероятностей – на то, что есть разумные основания полагать, что помещения могли были быть сданы в аренду по средневзятой цене аренды. Верховный Суд РФ решения судов отменил и направил дело на новое рассмотрение, указав на то, что стандарт доказывания по делам об аннулировании подозрительной сделки (баланс вероятностей) отличается от стандарта по делам об убытках, взыскиваемых в банкротстве с контролирующих лиц.
Для подтверждения убытков ООО недостаточно сомнений в экономической обоснованности сделки – нужно установить, имелась ли у бывших руководителей реальная возможность передать здание в аренду по средней рыночной цене.

Что это значит для Вас? Если организация попадает в банкротство, у конкурсного управляющего появляются возможности взыскать в интересах организации суммы убытков с бывших руководителей и иных контролирующих лиц. С учетом правовой позиции Верховного Суда РФ, для взыскания с контролирующих лиц убытки за совершение экономически невыгодной сделки, следует представить ясные и убедительные доказательства наличия убытков. Низкая цена сделки сама по себе не доказывает наличие убытков, поскольку при этом нужно доказать возможность заключения сделки на более выгодных условиях.

Как было раньше? В силу положений гражданского законодательства директор обязан действовать разумно и добросовестно в интересах вверенной ему компании (ст. 53 ГК РФ) под угрозой привлечения к гражданско-правовой ответственности в форме возмещения компании убытков (ст. 53.1 ГК РФ). В то же время генеральный директор обязан исполнять решения собраний участников (акционеров) общества, принятые в пределах их компетенции, и руководить обществом с учетом мнения участников (акционеров). В законодательстве не урегулирован вопрос об ответственности директора за убытки обществу, если они возникли в связи с указаниями участников (акционеров) или по сделкам, одобренным участниками (акционерами).

Что изменилось? В рассмотренном деле был поставлен вопрос об ответственности генерального директора АО за сделки, совершение которых было одобрено общим собранием акционеров АО. Суд первой инстанции удовлетворил иск, указав на то, что директор вправе не исполнять решения акционеров, если это влечет очевидные убытки для общества. Поэтому директор был обязан оценить последствия этих сделок и не исполнять их как явно невыгодные для общества. Апелляционная инстанция решение отменила и отказала в иске со ссылкой на то, что убытки для общества возникли в связи с решением акционеров, воля которых была выражена в решении об одобрении убыточной сделки, а директор лишь исполнял эту волю. Кассационный суд согласился с этим мнением. Верховный Суд РФ отменил все решения и отправил дело на новое рассмотрение, указав на то, что решение акционеров само по себе не освобождает директора от ответственности за убытки, и что директор несет самостоятельную обязанность действовать в интересах юридического лица добросовестно и разумно.

Что это значит для Вас? Если Вы являетесь руководителем общества, то следует учитывать, что в круг Ваших обязанностей входит оценка действий, решений других исполнительных органов организации на предмет их разумности, выгодности, экономической целесообразности. Если директор слепо следует решениям, принятым общим собранием участников (акционеров), что впоследствии негативно сказывается на интересах общества, заинтересованные лица вправе обратиться в суд с требованием к директору о возмещении причиненных компании убытков.

Page 1 of 21 2
logo-footer