Open/Close Menu Юрист, адвокат, нотариус, налоги, недвижимость, суд, договор, консультация

Как было раньше? В случае признания сделки должника-банкрота по отчуждению имущества недействительной кредитору (другой стороне по сделке) необходимо в двухмесячный срок включить восстановленное требование в реестр требований кредиторов. Зачастую при недействительности сделок с недвижимым имуществом возникают сложности при передаче такого имущества – переоформление правоустанавливающих документов требует волеизъявление обеих сторон и производится при участии уполномоченного государственного органа (Росреестра). В связи с этим передача имущества может затянуться более чем на два месяца.

 Что изменилось? Верховный Суд РФ в Определении от 6 августа 2020 г. по делу А56-90090/2015 указал, что при добросовестном поведении кредитора, выраженном в активных действиях по передаче и переоформлению недвижимого имущества, ответственность в виде понижения очередности удовлетворения требования не наступает. Таким образом, если кредитор вовремя обратился в Росреестр, но процесс переоформления длился более двух месяцев, для такого кредитора не должно наступать неблагоприятных последствий.

Что это значит для Вас? Для уменьшения рисков понижения очередности удовлетворения восстановленного требования при заявлении о включении в реестр требований кредиторов требуется своевременно предпринять и документально зафиксировать все действия по возврату имущества в конкурсную массу.

Как было раньше? На практике встречаются ситуации, когда любые налоговые санкции, вмененные компании, взыскиваются с руководителя такой компании при недостаточности у нее средств. По искам налоговых органов бывшие руководители таких компаний привлекаются к субсидиарной ответственности, как правило, без доказательств противоправности их действий.

Что изменилось? Верховный Суд РФ в Определении от 5 августа 2020 г. по делу А40-165388/2017 указал на то, что необходимо устанавливать наличие или отсутствие непосредственного контроля директора над обстоятельствами, явившимися причиной привлечения компании к налоговой ответственности. Сам по себе факт управления компанией, которой вменено налоговое правонарушение, не доказывает противоправности действий ее директора. В рассмотренном деле установлено, что компания необоснованно завысила расходы по налогу на прибыль на закупку товаров у «фирм-однодневок», за что компании начислены налоговые санкции, но при этом были установлены иные лица, ответственные за предоставление директору недостоверной информации о контрагентах.

Что это значит для Вас? Позиция, сформулированная Верховным Судом РФ, предоставляет дополнительные механизмы защиты прав руководителей компаний против требований налоговых органов в связи со взысканием налоговых санкций.

Как было раньше? Если компания-должник была исключена из ЕГРЮЛ как недействующая, субсидиарная ответственность по обязательствам компании может быть возложена на контролирующих лиц (включая бывших руководителей), при установлении того, что неисполнение обязательств компании вызвано их неразумным и недобросовестным поведением. На практике суды в качестве основного доказательства недобросовестного поведения нередко рассматривают сам факт исключения организации из ЕГРЮЛ по причине того, что общество не вело хозяйственную деятельность, не сдавало налоговую отчетность, не осуществляло операций по банковскому счету и т.д., а руководитель общества не обратился с заявлением о признании общества банкротом.

Что изменилось? Верховный Суд РФ в Определении от 25 августа 2020 года по делу А21-15124/2018 отметил, что само по себе исключение юридического лица из ЕГРЮЛ не является достаточным основанием для привлечения к субсидиарной ответственности. При разрешении такого рода споров нужно доказать, что невозможность погашения долга возникла именно по вине бывшего руководителя.

Что это значит для Вас? В случае обращения в суд с требованием о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих лиц компании-должника необходимо обосновать причинно-следственную связь между действиями ответчика как руководителя должника и неисполнением обязательства, а также представить доказательства недобросовестных действий бывшего руководителя, уклонявшегося от погашения задолженности или скрывавшего имущество компании.

Как было раньше? В силу п.  1 ст. 399 ГК РФ до предъявления требований к лицу, которое несет ответственность дополнительно к ответственности другого лица, являющегося основным должником, кредитор должен предъявить требование к основному должнику. По спорам, связанным с требованием об уплате процентов за пользование чужими денежными средствами, суды исходили из того, что субсидиарный должник не может быть привлечён к ответственности без предъявления требования к основному должнику.

Что изменилось? В Определении от 6 августа 2020 г. Верховный Суд РФ по делу А53-34672/2018 отметил, что обязательство по оплате процентов за пользование чужими денежными средствами является дополнительным по отношению к основному: обязательство по уплате процентов не может возникнуть без обязательства по оплате суммы основного долга. Невозможность взыскания с субсидиарного должника неустойки противоречило бы сути понятия обязательства.

Что это значит для Вас? Если в результате невозможности взыскания долга с основного должника Ваша компания обратилась с таким же требованием к субсидиарному должнику, с учетом позиции Верховного Суда, проценты за пользование чужими денежными средствами могут быть взысканы с субсидиарного должника, даже если такое требование не было ранее предъявлено к основному должнику.

Как было раньше? В соответствии с пунктом 5 части 1 статьи 81 Трудового кодекса РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае неоднократного неисполнения работником без уважительных причин трудовых обязанностей, если на момент повторного нарушения он имеет непогашенное дисциплинарное взыскание. Трудовое законодательство не определяет содержание приказа об увольнении по этому основанию и поэтому на практике нередко в таких приказах формально констатируется факт второго нарушения, без оценки тяжести нарушений, предшествующего поведения работника, его объяснений и прочих обстоятельств совершения нарушений.

Что изменилось? Отменяя акты судов нижестоящих инстанций по спору, возникшему из-за увольнения работника за неоднократное неисполнение им трудовых обязанностей, в Определении от 3 августа 2020 г. по делу 2-903/2018 Верховный Суд РФ указал, что в приказе об увольнении должен быть отражен конкретный дисциплинарный проступок, который явился поводом к применению в отношении работника такой меры, как увольнение, приведены обстоятельства совершения вменяемого работнику проступка и срок, за который им были допущены нарушения трудовой дисциплины, что давало бы работодателю основания для установления неоднократности неисполнения работником трудовых обязанностей без уважительных причин. Не соглашаясь с мнением нижестоящего суда о том, что трудовое законодательство не содержит требований к форме приказа и что неуказание обстоятельств нарушения в приказе не свидетельствует о незаконности увольнения, ВС РФ отметил, что приказ также должен содержать ссылки на документы, послужившие основанием для привлечения работника к дисциплинарной ответственности в виде увольнения.

Что это значит для Вас? Необходимо иметь в виду, что, во избежание рисков оспаривания работником увольнения по данному основанию, в документах о наложении дисциплинарных взысканий следует подробно описывать суть допущенного работником нарушения трудовой дисциплины, обстоятельства нарушений, оценку тяжести совершенных поступков и их последствий, а также указывать на акты, объяснительные записки и другие документы, подтверждающие факт нарушений.

Как было раньше? При привлечении нового подрядчика к завершению работ, выполнявшихся другим лицом, часто используется схема уступки прав и обязанностей по ранее заключенному договору. По сложившейся судебной практике объём обязательств, передаваемых новому подрядчику по такому соглашению, ограничивается завершением строительных работ, при этом новый подрядчик не несет ответственности за работы, некачественно выполненные предыдущим подрядчиком, а отвечает лишь за недостатки работ, выполненных им самим после подписания соглашения.

Что изменилось? Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ в Определении от 11 августа 2020 г. по делу А60-11259/2019 сформулировала иной подход. Согласно позиции Верховного Суда, если соглашение о передаче договора не предусматривает исключения каких-либо прав и обязанностей, то, по общему правилу новому подрядчику передаются все обязательства предыдущего подрядчика, включая гарантийные обязательства в отношении недостатков работ.

Что это значит для Вас? Если Ваша компания в качестве нового подрядчика заключает соглашение о передаче прав и обязанностей от прежнего подрядчика по договору строительного подряда, то в таком соглашении нужно оговорить риски, связанные с возможными недостатками работ, выполнявшихся по договору предыдущим подрядчиком. Чтобы у нового подрядчика не возникло обязанности безвозмездно устранять недостатки работ, выполненных до него, об этом следует прямо указать в соглашении.

 

Как было раньше? В процессе банкротства некоторые кредиторы по разным причинам (например, нежелание нести расходы на банкротные процедуры, заключение с должником соглашения о рассрочке уплаты долга и т.п.) отказываются от  включения их требований в реестр требований. На практике возник вопрос о правовых последствиях такого отказа – может ли кредитор потом заявить требование о взыскании долга в общеисковом порядке, если организация-должник вышла из процедуры банкротства и возвратилась к нормальной деятельности. Во многих случаях суды принимали такие требования к производству и рассматривали их по существу.

Что изменилось? В п. 17 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ № 2 от 22 июля 2020 г. разъяснено, что отказ кредитора от заявленного в деле о банкротстве требования к должнику влечет те же правовые последствия, что и отказ истца от требования к ответчику в общеисковом производстве. А именно – суд должен оставить вновь заявленные требования без рассмотрения.

Что это значит для Вас? Если в процессе рассмотрения судом дела о банкротстве требования Вашей компании к должнику были включены в реестр, то последующий отказ от этих требований может повлечь  невозможность дальнейшего взыскания задолженности в судебном порядке.

Как было раньше? На практике суды зачастую рассматривали по существу иски, направленные в суд до истечения установленного в договоре или законе (30 календарных дней) срока ответа на претензию. При этом суды руководствовались правовой позицией Верховного Суда РФ, согласно которой несоблюдение этого срока не может являться безусловным основанием для оставления иска без рассмотрения, если из поведения другой стороны не усматривается намерения урегулировать возникший спор во внесудебном порядке.

Что изменилось? В пункте 8 Обзора практики применения арбитражными судами положений процессуального законодательства об обязательном досудебном порядке урегулирования спора, утверждённого Президиумом Верховного Суда РФ 22 июля 2020 г., эта правовая позиция была изменена. Судом даны новые разъяснения, в силу которых иск, предъявленный в суд до истечения срока ответа на претензию, должен быть возвращён вне зависимости от готовности другой стороны урегулировать спор.

Что это значит для Вас? Обратиться с иском в арбитражный суд можно лишь по истечении срока досудебного урегулирования спора, установленного законом или соглашением сторон (договором). При этом следует помнить, что претензионный порядок обязателен не для всех категорий дел – например, его не нужно соблюдать по корпоративным спорам.

Как было раньше? Участники гражданского оборота нередко согласовывают договорные условия, в соответствии с которыми для одной из сторон исключена ответственность за просрочку исполнения обязательств. Ссылаясь на принцип свободы договора, многие суды поддерживали позицию стороны договора, которая отказывалась платить за пользование денежными средствами другой стороны (ст. 395 ГК РФ), если такая ответственность была напрямую исключена в силу договора.

Что изменилось? Верховный Суд РФ в Определении от 14 июля 2020 года по делу № 306-ЭС20-2351 указал на то, что договор не может содержать условия о полном освобождении стороны от ответственности за умышленное нарушение ею собственных обязательств. В рассматриваемом деле исполнитель обратился в суд с требованием оплаты работ по договору подряда и процентами за пользование чужими денежными средствами в соответствии со ст. 395 ГК РФ. С учетом того, что в договоре подряда стороны установили, что при просрочке оплаты работ исполнитель не вправе предъявлять заказчику штрафные санкции, суды первых трех инстанций отказали в иске. Верховный Суд не согласился с позицией судов, указав, что условие договора об исключении ответственности должника за неисполнение денежного обязательства по ст. 395 ГК РФ недопустимо. Дело направлено на новое рассмотрение в части отказа взыскания процентов.

Что это значит для Вас? Если контрагенты Вашей компании несвоевременно исполняют договорные обязательства, то с учетом правовой позиции Верховного Суда возможно потребовать через суд взыскания неустойки, даже если условиями договора установлено исключение ответственности другой стороны за нарушение обязательств.

Как было раньше? По общему правилу ст. 392 Трудового кодекса РФ, требования работника к работодателю, включая требования о возмещении морального вреда, могут быть поданы в суд в течение трех месяцев со дня увольнения. Эта норма не уточняет, как считать срок в случаях, когда такое требование заявлено в суд после вступления в законную силу судебного решения, которым нарушенные трудовые права восстановлены. Это приводило на практике к тому, что требования о возмещении морального вреда, заявленные работниками после признания увольнения незаконным, оставлялись судами без удовлетворения по причине того, что прошло более трех месяцев с даты увольнения.

Что изменилось? В Постановлении от 14.07.2020 № 35-П Конституционный Суд РФ признал данную норму в этой части несоответствующей Конституции РФ, указав на то, что требование о возмещении морального вреда в связи с незаконным увольнением является производным от решения суда о незаконности увольнения. Поэтому срок нужно считать не с момента увольнения, а с момента вступления в силу решения суда о признании увольнения незаконным. Впредь до внесения соответствующих изменений требование о компенсации морального вреда может быть заявлено одновременно с требованием о восстановлении нарушенных трудовых прав, либо в течение 3-месячного срока с момента вступления в законную силу судебного решения, которым эти права были восстановлены.

Что это значит для Вас? В случае наличия судебного спора с работником о законности его увольнения, необходимо принимать во внимание риск того, что работник может дополнительно заявить требование о взыскании морального вреда. Такое требование будет рассмотрено судом, независимо от истечения общего 3-месячного срока с момента увольнения.

Как было раньше? КоАП РФ не содержит специальных положений о возмещении расходов на оплату услуг защитника лицам, в отношении которых дела об административных правонарушениях были прекращены по реабилитирующим основаниям: недоказанность нарушения, отсутствие события или состава правонарушения и т.п. Этот пробел восполняют общие положения о возмещении вреда, причиненного государственными органами (ст. 1069 ГК РФ). На практике суды исходят из того, что должна быть доказана вина конкретных должностных лиц в необоснованном привлечении к ответственности, а прекращение дела само по себе не означает незаконности их действий. Поэтому во многих делах суды принимали решения об отказе во взыскании с госорганов расходов.

Что изменилось? Конституционный Суд РФ в Постановлении от 15 июля 2020 г. № 36-П указал, что в случае незаконного привлечения лица к административной ответственности убытки подлежат взысканию независимо от того, установлена ли вина должностного лица. Основанием для взыскания убытков и компенсации морального вреда является судебный акт о прекращении дела об административном правонарушении по реабилитирующим основаниям.

Что это значит для Вас? Если дело об административном правонарушении будет прекращено по реабилитирующим основаниям, привлекавшееся к ответственности лицо вправе потребовать возмещения  расходов на оплату услуг защитника и возмещение других расходов в связи с ведением дела, равно как и морального вреда. При этом доказывать вину должностного лица, которое возбудило административное дело, не нужно.

Как было раньше? В судебной практике сложился подход, согласно которому ответственность за неуплату налогов организацией может быть переложена с налогоплательщика на его руководителей или контролирующих лиц, если возможность взыскания налогов с самой организации утрачена. При этом суды применяют пониженные стандарты доказывания к требованиям налоговых органов по таким делам, в результате чего контролирующие лица зачастую отвечают за сам факт неуплаты налогов, независимо от возможных упущений со стороны налоговых органов.

Что изменилось? В Постановлении Конституционного Суда РФ от 2 июля 2020 г. № 32-П указано на необходимость применения повышенных стандартов доказывания по делам о взыскании с контролирующих лиц нанесенного бюджету ущерба в виде списанной налоговой недоимки, включая необходимость доказывания факта противоправного поведения со стороны привлекаемого к ответственности лица. Суд также разъяснил, что если невозможность принудительного взыскания налоговой недоимки наступила вследствие упущений налогового органа, в чьи обязанности входит обеспечение уплаты налогов, то такие упущения не должны служить основанием для взыскания с контролирующего лица убытков в рамках гражданско-правового иска.

Что это значит для Вас? Позиция, сформулированная Конституционным Судом РФ, предоставляет руководителям и контролирующим лицам организаций-налогоплательщиков дополнительные процессуальные гарантии против  необоснованного перекладывания на них списанных с организации сумм налоговой недоимки.

Page 1 of 81 2 3 8
logo-footer